Регистрация Вход
Город
Город
Город

«Неправильный мед» асов Геринга

Когда в небольшой заметке в газете «Аргументы и факты» за 1990 г. были впервые в отечественной печати опубликованы данные о личных счетах немецких летчиков-истребителей, для многих трехзначные цифры стали шоком. Выяснилось, что белобрысый 23-летний майор Эрих Хартманн претендовал на 352 сбитых самолета, в том числе 348 советских и четыре американских. Его коллеги по 52-й истребительной эскадре люфтваффе Герхард Баркхорн и Гюнтер Ралль заявили о 301 и 275 сбитых соответственно. Эти цифры резко контрастировали с результатами лучших советских пилотов-истребителей, 62 победами И.Н. Кожедуба и 59 — А.И. Покрышкина.

Более подробная информация об асах люфтваффе оказалась еще более шокирующей. Выяснилось, что асами в терминологии союзников (то есть сбившими 5 и более самолетов противника) у немцев было более 3000 пилотов. Хартманн и Баркхорн с более чем тремястами побед были лишь вершиной айсберга. Еще 13 летчиков-истребителей люфтваффе одержали от 200 до 275 побед, 92 — между 100 и 200, 360 — между 40 и 100. Сразу же разгорелись жаркие дискуссии о методике подсчета сбитых, подтверждениях успехов пилотов-истребителей наземными службами, фотопулеметами и т. п. Главным тезисом, предназначенным снять столбняк от трехзначных цифр, стал: «Это были неправильные пчелы, и они делали неправильный мед». То есть асы люфтваффе все наврали о своих успехах, и в реальности они сбили не больше самолетов, чем Покрышкин и Кожедуб.

Иногда делаются попытки объяснить высокие счета немецких асов некоей системой, в которой двухмоторный самолет засчитывался за две «победы», четырехмоторный — аж за четыре. Это не соответствует действительности. Система подсчета побед летчиков-истребителей и баллы за качество сбитых существовали параллельно. После сбития «Летающей крепости» летчик ПВО рейха рисовал на киле одну, подчеркиваю, одну полоску. Но одновременно ему начислялись баллы, которые впоследствии учитывались при награждениях и присвоении очередных званий. Точно так же в ВВС Красной Армии параллельно системе учета побед асов существовала система денежных премий за сбитые самолеты противника в зависимости от их ценности для воздушной войны.

Эти убогие попытки «объяснить» разницу между 352 и 62 свидетельствуют лишь о лингвистической безграмотности. Пришедший к нам из англоязычной литературы о немецких асах термин «победа» суть продукт двойного перевода. Если Хартманн одержал 352 «победы», то это не означает, что он претендовал на 150–180 одно — и двухмоторных самолетов. Оригинальный немецкий термин — это abschuss, который «Военный немецко-русский словарь» 1945 г. интерпретирует как «сбитие выстрелами». Англичане и американцы переводили его как victory — «победа», что впоследствии перекочевало в нашу литературу о войне. Соответственно отметки о сбитых на киле самолета в форме вертикальных полосок назывались у немцев «абшуссбалкенами» (abschussbalken).

При отсутствии ярких пиротехнических эффектов вроде взрыва баков уже в процессе стрельбы анализ пленки фотопулемета мог позволить только зафиксировать правильность прицеливания и не более того. Особенно это касается американцев, основным оружием на истребителях которых были 12,7-мм пулеметы. Одного попадания пули такого пулемета было достаточно, чтобы убить пилота, но разрушения конструкции самолета можно было достичь только попаданиями большой массы пуль. В полигонных условиях очереди крупнокалиберных пулеметов отпиливали плоскости, как циркулярная пила, но достичь того же в скоротечном бою было затруднительно. Ухудшала результаты стрельбы установка пулеметов в крыльях с точкой схождения трасс в 300 м перед самолетом. При меньшей или, напротив, большей дистанции стрельбы на цель могла воздействовать только часть пулеметов. Не все было гладко и с пушечными истребителями ВВС Красной Армии. Начиная с модификации «Bf.109F-4» на «худом», как называли «Мессершмитт-109» наши летчики, устанавливалась за бензобаком в фюзеляже 20-мм дюралевая броня. Она представляла собой пакет из 27 листов толщиной 0,8 мм каждый. Крупнокалиберный пулемет и бронебойные снаряды такую преграду, конечно, пробивали, но эта перегородка заставляла срабатывать раньше времени взрыватели 20-мм осколочно-фугасных снарядов. Вместо взрыва снаряда в бензобаке следовало лишь вспарывание нескольких слоев алюминия. Так что попадание с задней полусферы в «Мессершмитт» одного-двух 20-мм снарядов никак не гарантировало его уничтожения. Одним словом, фотопулеметы были крайне несовершенным средством фиксации результатов воздушного боя. Основную проблему, фиксацию падения самолета противника, фотопулемет в общем случае никак не решал.

Как правило, выше индивидуальные счета пилотов у стороны, которая проигрывает воздушную войну. Подчеркну, не один, два или три боя, а войну в воздухе как цепочку сражений. Проявился этот феномен уже в Первую мировую войну. Например, немецкий летчик Манфред фон Рихтгоффен сбил 80 самолетов союзников — самый высокий результат среди летчиков-истребителей 1914–1918 гг. Во Вторую мировую войну все это повторилось, причем не только на советско-германском фронте. На Тихом океане тоже были свои хартманны. Лейтенант японской морской авиации Тетцуго Ивамато сбил семь истребителей «F4F» «Уалдкэт», четыре «Р-38» «Лайтнинг», сорок восемь «F4U» «Корсар», два «Р-39» «Аэрокобра», один «Р-40», двадцать девять «F6F» «Хеллкет», один «Р-47» «Тандерболт», четыре «Спитфайра», сорок восемь бомбардировщиков «SBD» «Даунтлесс», восемь бомбардировщиков «В-25». Только над Рабаулом ас одержал 142 победы в воздушных боях, а всего на его счету 202 (!!!) сбитых самолета лично, 26 — в группе, 22 неподтвержденные победы. И это на фоне довольно вялого интереса японской пропаганды к индивидуальным счетам летчиков-истребителей морской авиации. Вышеуказанный список — это фактически личные записи пилота о результатах боев, которые он вел по личной инициативе. Еще один японский летчик-истребитель, лейтенант Хиройоши Нишизава, сбил 103 (по другим данным — 86) американских самолета. Самый результативный американский летчик на том же театре военных действий, Ричард Айра Бонг, сбил в 2,5 раза меньше, чем его оппонент из Страны восходящего солнца. На счету Бонга даже меньше самолетов, чем у И.Н. Кожедуба, — 40. Абсолютно идентичную картину демонстрирует и «конфликт низкой интенсивности» — советско-японский пограничный инцидент у реки Халхин-Гол. Японец Хиромичи Синохара претендовал на 58 сбитых советских самолетов с мая 1939 г. до своей гибели 28 августа того же года. Лучший советский пилот Халхин-Гола, Сергей Грицевец, имел на своем счету 12 японских самолетов.

Если в люфтваффе существовал стандартный бланк, заполняемый пилотом после боя, то в ВВС РККА подобной формализации процесса не наблюдалось. Летчик в вольном стиле давал описание воздушного боя, иногда иллюстрируя его схемами эволюции своего и вражеского самолета. В люфтваффе подобное описание было лишь первым этапом в информировании командования о результатах боя. Сначала писался Gefechtsbericht — донесение о бое, затем заполнялся на пишущей машинке Abschussmeldung — бланк отчета об уничтожении самолета противника. Во втором документе пилот отвечал на ряд вопросов, касающихся расхода боеприпасов, дистанции боя, и указывал, на основании чего он сделал вывод об уничтожении самолета противника.

Вместе с тем доклады подобного рода были типичными для советских ВВС начального периода войны. И хотя в каждом случае командир авиадивизии отмечает, что «подтверждений нет» (отсутствуют сведения о падении вражеских самолетов), во всех этих эпизодах на счет летчиков и полка заносились победы. Результатом этого было весьма значительное несовпадение числа заявленных пилотами ПВО Москвы сбитых бомбардировщиков люфтваффе с их реальными потерями. За июль 1941 г. ПВО Москвы было проведено 89 боев в ходе 9 налетов немецких бомбардировщиков, в августе — 81 бой в ходе 16 налетов. Было заявлено об 59 сбитых «стервятниках» в июле и 30 — в августе. Документами противника подтверждается 20–22 самолета в июле и 10–12 в августе. Число побед пилотов ПВО оказалось завышено примерно в три раза.

Вот строки из доклада, представленного в конце июля 1941 г. командиром полка майором Л.Г. Рыбкиным командиру авиакорпуса:

«...При втором вылете 22 июля в 2.40 в районе Алабино — Наро-Фоминск на высоте 2500 м капитан М.Г. Трунов догнал «Ju88» и атаковал с задней полусферы. Противник снизился до бреющего. Капитан Трунов проскочил вперед и потерял противника. Можно полагать самолет сбитым».

«...При втором взлете 22 июля в 23.40 в районе Внуково мл. лейтенантом А.Г. Лукьяновым был атакован «Ju88» или «Do215». В районе Боровска (в 10–15 км севернее аэродрома) по бомбардировщику выпущено три длинные очереди. С земли были хорошо видны попадания. Противник вел ответный огонь, а затем резко снизился. Можно полагать самолет сбитым».

«...Мл. лейтенант Н.Г. Щербина 22 июля в 2.30 в районе Наро-Фоминска с дистанции 50 м выпустил две очереди в двухмоторный бомбардировщик. В это время по «МиГ-3» открыла огонь зенитная артиллерия, и самолет противника был потерян. Можно полагать самолет сбитым» (!)

Нетрудно догадаться, что «две очереди» или даже «три длинные очереди» из одного 12,7-мм пулемета «БС» и двух 7,62-мм пулеметов «ШКАС» истребителя «МиГ-3» — маловато для гарантированного поражения двухмоторного бомбардировщика класса «Ju88» или «Do215» (скорее это был все же 217-й «Дорнье»). Тем более не был указан расход боезапаса, и термин «длинная очередь» никак не раскрывался в штуках пуль двух калибров. «Полагать сбитыми» самолеты противника во всех этих трех случаях было неоправданным оптимизмом.

Какие у летчика были средства определить уничтожение самолета противника, помимо изменения параметров полета? Фиксация одного, двух, трех или даже десяти попаданий в самолет противника совсем не гарантировала его вывода из строя. Попадания пулеметов винтовочного калибра времен Халхин-Гола и начального периода Второй мировой войны легко переносились собранными из алюминия и стальных труб самолетами 30–40 гг. Даже выклеенный из шпона фюзеляж «И-16» выдерживал до нескольких десятков попаданий. Цельнометаллические бомбардировщики возвращались из боя покрытые, словно оспинами, сотнями пробоин от пуль винтовочного калибра. Все это не лучшим образом сказывалось на достоверности заявленных пилотами стран-участниц результатов.

Причина подобных расхождений в отчетах РККА лежит на поверхности. Сбитым считался самолет противника, который, например, по донесению претендовавшего на его уничтожение летчика-истребителя, «беспорядочно падал вниз и скрылся в облаках». Часто именно наблюдаемое свидетелями боя изменение параметров полета самолета противника, резкое снижение, штопор стали считаться признаком, достаточным для зачисления победы. Нетрудно догадаться, что после «беспорядочного падения» самолет мог быть выровнен летчиком и благополучно вернуться на аэродром. В этом отношении показательны фантастические счета воздушных стрелков «Летающих крепостей», записывавших на свой счет «Мессершмитты» всякий раз, когда они выходили из атаки, оставляя за собой дымный след. След этот был следствием особенностей работы мотора «Me.109», дававшего дымный выхлоп на форсаже и в перевернутом положении.

1




2




3




4




5




6




7





8




9




10




11




12




13




14




 



Источник: фото- личный архив. текст: http://www.otvoyna.ru

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

putnik-ost

Нуу щас начнется. Автор - лжец и он Родину не любит, фашистский прихвостень и т.д. А тема, между прочим, непростая. Действительно, как оценить эффективность боевых пилотов? Может быть так - а сколько раз противники сбивали этого самого асса? Может это и есть показатель мастерства пилота. И тогда все выглядит немного по другому.

Ответить

да, "скользкая" статистика...
а почему не сравнить официальные данные о потерях ВВС той и другой стороны и их же данные о сбитых самолетах?
интересно, большая ли разница получится? А отсюда можно вычислить коэффициент поправки личных побед ассов...
Была, наверняка, такая попытка...
кстати, 113-й на 7-й добрался до базы?

Ответить

Alois

Очень интересный пост.
Вот сравнительные данные производства самолетов в СССР и Германии за 1941-1942 гг:
CCCР: 1941: 15735 1942: 25436
Германия: 1941: 11766 1942: 15409
Плюс на начало войны СССР превосходил Германию по общему количеству самолетов в 3-4 раза, цифры сейчас не приведу. Учитывая, что господство в воздухе мы завоевали только в лучшем случае в конце 1943 года, можно сделать печальный вывод что в начальный период войны немцы действительно воевали намного лучше...
Кстати соотношение танковых потерь стало примерно 1:1 тоже только в 1944 году. Научились воевать.

Ответить

Сравнивать только две страны бессмысленно. Надо же учитывать, что до России немцы изрядно проредили самолеты почти всей Европы - к моменту нападения на СССР некоторые немецкие летчики УЖЕ имели по полсотни и более побед. В конце концов летчики в кадровых частях Люфтваффе были не пацаны из авиашколы, как у нас, а действительно кадровые летуны с большим опытом.

Ответить

Bacillus anthracis

Это Вы зря!
У нас ребята тоже не пальцем деланные были.
1) Испания
2) Халхин-Гол
3) Финская
И рубились с теми же самыми Мессерами уже в Испанскую.
Так что рассказы о безусых юнцах отданных на заклание асам Люфтваффе считаю беспочвенными.
Это о личном мастерстве.
А вот в области ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РОДОВ войск. В области тактического, стратегического планирования, да и штабной работы вообще... тут есть многа вааааапросов.

Ответить

В Испании было микроскопическое число добровольцев (по сравнению с численностью армии). Тем более на Халхин-Голе. А в финскую, насколько мне помнится, массовых воздушных боев не было - как и стоящей авиации у финнов.
Что касается "не пальцем деланных" летчиков, то практически полный состав довоенных летных частей - хоть сколько-то опытных - был выбит в первые же месяцы, а потом именно что основной состав фронтовый частей составляли пацаны только что из авиашкол (ну вспомните мемуары: пять боевылетов - уже "старик", завалил кого-то - уже крутой летун), в то время как кадровые летчики люфтваффе сохранялись практически в полном составе до самого конца войны.
Но я, собсно, не о том писал: бессмысленно сравнивать потери только двух стран. Потому как наших колотили не только немцы и не только в воздухе (сколько самолетов было сожжено прямо на земле? А ведь тоже боевые потери...), а немцев, соответственно, не только наши, и кто сколько кого наколотил - сейчас уже очень сложно определить, в том числе и по причине завирального учета потерь у всех участников.

Ответить

IMHO лучший лётчик WWII это Ганс Ульрих Рудель.

Ответить

пиз.обол твой Пудель :)

Ответить

Довольно сумбурно написано - но направление мыслей правильное. :))))
" В полигонных условиях очереди крупнокалиберных пулеметов отпиливали плоскости, как циркулярная пила, но достичь того же в скоротечном бою было затруднительно."
Это кто сказал? Американцы, да и нагличане если ставили на самолеты пулеметное вооружение, то ставили по 6-12 пулеметов - такой батарееё и крыло "отпиливали" и хвост могли "отпилить". В воспомнинаиях наших летчиков, воевавших на "харикейнах" с пулеметным вооружением, такие случаи описаны. а ведь "Харрикейн" был вооружен пулеметами калибра 7,7 мм.

Ответить

"скользкая" статистика
:)))))))))))))
Очень скользкая - в нашей статистике черт ногу сломит.
Например, в начале войны у нас существовала такая категория, как "неучтенные потери". Это те самолеты, которые не проходили по категориям "сбиты", "потеряны в авариях" или "списаны по износу", но и в наличии их не было.
В конце войны - другой фортель: небоевые потери в несколько раз превышают боевые.
Например, у Алексеенко это выглядит так:
1944 г----------Сбито------Аварии-----Пропали без вести
истребители------906---------1430--------2630
бомбардировщики--121---------299---------594
штурмовики-------723---------733---------2999
Т.е. боевые потери ("сбиты") составляют всего 16%!
А вот Кривошеев за тот же 1944 год дает иные цифры:
Всего потеряно боевых самолетов 24800 штук, из этого количества боевые потери составляют 9700 самолетов.
И это при том, что оба ссылаются на документы ЦАМО! :))))
Одним словом, потери занижают, да еще и часть боевых потерь явно прячут в небоевые.

Ответить

Может быть так - а сколько раз противники сбивали этого самого асса? Может это и есть показатель мастерства пилота.
----------------------------------------------------
Это вряд ли. Немецких асов сбивали и довольно часто.
Но только вы учитывайте, что немцев всегда было меньше. Это означает не только то, что в большинстве случаев наши самолеты в бою имели численное превосходство, но и то, что немцы делали вылетов в разы больше. Если утомленный тремя-четырьмя вылетами немец в бешенной круговерти воздушного боя не успевал заметить вражеский самолет, зашедший ему в хвост, - это вряд ли означает, что мастерство немецкго пилота было меньше, чем у советского летчика, его сбившего.
ЗЫ. Только пять советских летчиков сделали 600 и более боевых вылетов. А у немцев таких пилотов почти полторы сотни. Хартманн сделал 1425 боевых вылетов, Баркхорн - 1104 вылета.

Ответить

Alois

Немцев не всегда было меньше в воздухе. Подавляющее большинство ветеранов вспоминают практически полное отсутствие наших самолетов в небе первые два года войны и безнаказанные бомбежки противника.
В то же время у Новикова описаны действия авиации Ленинградского фронта, где летчики-истребители совершали 5-6 боевых вылетов в день, и это считалось рядовым событием.

Ответить

1) Слова "полное отсутствие наших самолетов в небе первые два года войны" во-первых, гипербола, во-вторых, никак не опровергает и не подтверждает слова "наши самолеты в бою имели численное превосходство". Это вещи разного порядка.
2) Я вам привожу факты, а вы - слова Новикова. Он был не в том, положении, чтоб лично наблюдать деятельность какого-либо аэродрома - других дел было по горло.
3)"летчики-истребители совершали 5-6 боевых вылетов в день, и это считалось рядовым событием"
Явная неправда. Летчик мог совершить 5-6 боевых вылетов, но через день-два такой деятельности уже бы лежал пластом. Эргономика наших самолетов была просто отвратительной.
4) Вот вам еще факты:
За первые 18 дней войны советской авиацией было сделано 45000 боевых вылетов.
За первые три месяца советскоа авиацией было сделано 250000 боевых вылетов.
За 40 дней курской битвы (с 12 июля по 23 августа) советской авиацией было сделано 89300 боевых вылетов.
Интенсивность деятельности авиации может оценить любой.
Правда, это тоже советская статитика. :))))) Она никак не хочет соответствовать воспоминаниям советских ветеранов, и вправду очень редко наблюдавших нашу авиацию в воздухе в первые годы войны.

Ответить

Я понимаю что для Вас все русское г**но, а импортное лучшее, но рассуждать об эргономике... Вы хоть сами сидели в Месершмите или Яковлеве тех лет? Мне довелось посмотреть эти самолеты в Монино, и не скажу что каьина Яковлева хуже чем кабина Месера.

Ответить

Эргономику в данном случае надо понимать не как красивость, а как легкость управления. Гидравлика на мессере и чисто мускульное управление на наших ишаках - это тоже эргономика, на глаз незаметная, но радикально отличающаяся на практике.

Ответить

Klayan

ну вообщето это только кусочек довольно большой статьи, анализирующей действия нашей и немецкой авиации.. очень интересной статьи..
автор, продолжение будет?..

Ответить

А хоть кто-нибудь пробовал сравнить количество боевых вылетов и боев средт летчиков??? Сразу становится понятно откуда такие счета у немцев. Тот же Покрышкин совершил за войну 650 вылетов, 156 боев и сбил 59+6 самолетов противника. Кожедуб, 120 боев и 62 сбитых. Т.е. получается в среднем один самолет за 2-3 боя. В то же время у Хартмана получается 1425 боевых вылетов, 825 боев и 352 сбитых, или те же самые один самолет в 2-3 боях.
Просто система использования авиации в ВВС СССР и Люфтваффе очень сильно различалась. Тот же Кожедуб участвовал только в одном крупном сражении, это Курская дуга, а Покрышкин только на Кубани. В то же время немецкие асы прошли и Кубань, и Курск и Сталинград, вообщем все круппнейшие сражения.

Ответить

atlakatl

Большинство событий в нашей жизни происходит по распределению Пуассона. В т.ч. и мастерство лётчиков, а, соответственно, и количество сбитых ими самолётов. Грубо говоря, если у нас есть 5 человек, сбивших более 100 самолётов, 150 человек - более 30 самолётов, то должно быть 10000 человек, сбивших не менее 1 самолёта (числа мной придуманы). В тексте говорится, что есть статистика по более 3000 пилотов Германии. Этого достаточно для нахождения правдоподобных параметров уравнения Пуассона. Остаётся проинтегрировать его от 1 до 352 и сравнить полученное число с числом реально сбитых самолётов противника. По-моему, неплохая тема для кандидатской историка. )))

Ответить

здравая мысль)))
токмо почему не Гаусса?
Идея неплохая, всегда говорил в спорах с историками - будете применять математику, буду считать историю наукой. Только по Фоменковски не надо...

Ответить

atlakatl

Для наполнения диссертации можно рассмотреть и распределение Гаусса. ))) В данном случае, видимо, между ними не будет больших различий.

Ответить

atlakatl

Когда в 1996 г. "выбирали" Ельцина, я всерьёз озаботился вероятностью набора 54% за Ельцина, если из нескольких десятков опрошенных мной людей 70% голосовало за Зюганова. Почему-то никогда не встречал исследований по теме: Результаты предварительного опроса - Результаты выборов.

Ответить

"...Попадания пулеметов винтовочного калибра времен Халхин-Гола и начального периода Второй мировой войны легко переносились собранными из алюминия и стальных труб самолетами 30–40 гг. Даже выклеенный из шпона фюзеляж «И-16» выдерживал до нескольких десятков попаданий. Цельнометаллические бомбардировщики возвращались из боя покрытые, словно оспинами, сотнями пробоин от пуль винтовочного калибра..." - автор забыл, что "битву за Англию" летом 1940 английские истребители выиграли исключительно на самолётах С чисто пулемётным 7,7 мм вооружением, ни одной пушки на английских истребителях не было! На большинстве наших истр. были и крупнокалиберные пулемёты и пушки. Летом 1941 большинство наших самолётов было не сбито, а брошено на аэродромах. Так же как и танки, пушки, миномёты, винтовки...

Ответить

Горожанин

Неожиданностью для меня явилось то, что если немец сбивал двухмоторный самолёт - две звезды к сбитым и так далее... очень интересно)
Это раз. Второе.. (моё личное мнение)большие цифры у немцев в зачете, особенно в начале войны скорей всего из-за того, что дохера наших самолётов было "сбито" стоящих на аэродроме..
Пост познавательный. Спасибо

Ответить

putnik-ost

А еще бы не худо сравнить аварийность в КА, Люфтваффе и например в РАФ. Я сильно удивился. И мастерство сталинских соколов и прекрасая эргономика советских машин выглядят мягко говоря неправдой. Кроме того несовершество оборонительного вооружения и как следствие скученность боевых порядков советских бомберов и штурмовиков. Мне думается оч показательна история о женском бомбардировочном полке - неслетанное, необстреленное соедениние 18летних девочек сразу бросили в сражение за Крым. Видимо, нельзя было их отправить под Ленинград и в Карелию. Я думаю причина отличных результатов ассов Люфтваффе кроется в наплевательском, бесчеловечном отношении красных генералов к собственным военнослужащим. А примеров предостаточно.

Ответить

Agent Smith

Средний налет выпускника советского летного училища в 1941-1943 составлял порядка 20 часов. Немцы даже в самые тяжелые для себя времена не выпускали летчиков с налетом менее 150 часов.
Причина такой спешки советских военачальников объясняется просто - летчики были нужны срочно и хоть какие-нибудь.Если посмотреть на статистику, то подавляющее большинство советских летчиков шли в штурмовики и во фронтовую авиацию.Там и убивали чаще всего, причем вовсе не асы Геринга, а зенитчики: система ПВО у немцев была отличная.
И насчет бесчеловечного отношения на войне к своим. Во многих воспоминаниях наших летчиков-истребителей приводятся факты, когда немецкие истребители, очень легко бросали свои бомберы и ввязывались в бои с нашими истребителями, давая возможность другой группе сбивать бомберов. Наших летчиков-истребителей за подобное поведение в воздухе на земле ждал трибунал.

Ответить

putnik-ost

Думаю всяко бывало. Но когда ШАП ходит на нацистский аэродром по одному и то му же маршруту и это в третий раз, да еще и с повторными заходами, это уже просто убой. Тупо и без вариантов. Вспомнилась одна история - собралось высокое авиационное командование на аэродроме ГШАП, столы поставили, карты разложили, водочка, закусочка. Курское сражение еще не началось. И со стороны солнца, заходит на посадку светло-желтый самолет, движок у него здоровый, а плоскости как обрубленные. Ну, кто-то из особо умных майоров выставился - Это новый истребитель Ла. Этот "Ла"снизился и шарахнул из четырех пушек по столам, по генералам и картам. Ветеран-штурмовик еще заметил, что все в кашу - полковничьи сапоги, столы, карты. И видно не жалко ему было штабных. Мне тогда 16лет было, не понятно было, чем такое отношение, к старшим офицерам, было вызвано. Потом сам послужил и во многом со старым летчиком согласен. Было за что желать плохого штабным.

Ответить

Agent Smith

Ни в одной армии мира не любят штабных. Начальство вообще никто нигде не любит, потому что:
а) все начальники тупые сволочи;
б) заставляют всех работать.

Ответить

        Добрый Ээх

В статье - в основном домыслы.
По поводу же чудовищного количества сбитых советских самолетов...
Когда была операция "буря в пустыне", в какой-то момент выяснилось, что армия США уничтожила пусковых ракетных установок ПВО уже больше, чем было у Ирака. А они продолжали стрелять...
А вот то, что наши занимались приписками по сбитым самолетам -это, дико извиняюсь, высосано из пальца. Система учета была очень жесткой.

Ответить

Agent Smith

То, что у нас были приписки сбитых говорят сами ветераны

Ответить

        Просто мимо

Чето я в этой статье ничего не понял:
Начиналась с того, что вроде бы немцы несбивали так много, потом всетаки сбивали и в конце вообще перескочили на то как Советские приписывали себе лишних сбитых. Да еще сюда американцев и японцев привезали.
Вообщем почему немцы наколбасили почти в 6 раз больше самолетов я так и не понял. К томуже не раскрыта тема того,что если наши приписывали себе победы, то почему ради пропаганды лучшей жизни в СССР не приписали себе по 400 - 500 побед.
Да и в догонку - по другим данным наши вроде как для того чтобы записать победу требовали обязательного потверждения наблюдателя. В противном случае победа не преписывалась.

Ответить

То, что в массе немецкие асы в несколько раз результативнее наших - это факт.
Преувеличение числа побед было у всех воюющих сторон. Отдельные попытки сравнить число побед с фактическими потерями противника на соответствующем участке фронта делались не раз. В частности, выявлены несоответствия с abschussbalken самого результативного немецкого истребителя на Западном фронте Марселя (погибшего в бою). Но это непринципиальная разница, все равно он был лучшим на том фронте.
Абсолютный чемпион Хартман (кстати, начавший воевать, как и Кожедуб, в 1943 г.) просто не вступал в маневренный бой: выждет момент, снайперски ударит и уйдет. (Те, кто постоянно ввязывались в "собачьи схватки" рано или поздно в большинстве гибли.) Даже если его счет завышен, две или три сотни он точно сбил.
Вот кто сильно завышал счет, так это, похоже, японцы. В инете есть книга Вячеслава Кондратьева "Халхин-Гол: Война в воздухе", ее выводы выглядит убедительно. Из сравнения данных о потерях, наши на Халхин-Голе завышали число побед в разы, но японцы перещеголяли их еще раза в полтора.
Все завышали успехи, и американцы тоже (проводились сравнения).
Но, как ни считай, у немцев было огромное числа асов, сбивших больше сотни противников (почти все - на Восточном фронте).
Причины таких огромных советских потерь, ИМХО, бездарное командование, плохая выучка летчиков (очень маленький налет у бросаемых в бой истребителей), шаблонность действий (а немцам за инициативу штрафбат/расстрел не грозил), надежда на авось, ненадежная техника...
P.S. Как раз сегодня прочитал интервью летчика Торопова, так у него даже в 44-м году рации на истребителе не было - только приемник.

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.